Pavel Pepperstein

[:en]
12002482_1055421577835653_2550196805313659440_o

Pavel Pepperstein and “Grandchildren of Somnambula” project researches oneiric space as the special kind of communication sphere where the featured opportunities of interpersonal connection are opened. According to the artists, dreams are another form of wake, where the relations between objects and subjects are refracted by subconscious notions of dreamers and the links between objects are using the logic which accepts surrealistic spontaneity. The main targets of this work are ways of functioning inside of somnambulistic social network investigation and the ways of contacts juxtaposition research.

Sonic Artist Taras Mashtalir analyzed amplitude, rhythm, timbre, and the pitch of the participants’
voices in this experiment. Based on these data, the algorithm comprising of sixteen modulation sources generated harmonic progression that accompany the interview. The resulting composition creates a meditative atmosphere.

PHOTO ALBUM

img002_1340_c

12017661_1055426174501860_6480040567558316248_o

12027310_1055422237835587_6745257395205401359_o

12022485_1055421851168959_932491792585287467_o

11147023_1055422991168845_3096938282039972576_o

12029745_1055425451168599_6989652667227464000_o

IMG_6825

11999544_10207534981796490_2237166660092515780_o

ga2_unnamed

[:ru]

 12002482_1055421577835653_2550196805313659440_o

РЕЧЬ ВО СНЕ – проект Павла Пепперштейна и группы художников, объединенных общим названием ВНУКИ СОМНАМБУЛЫ.

Звуковой художник Тарас Машталир проанализировал амплитуду, ритм, тембр и высоту голосов участников эксперимента.  На основе этих данных алгоритм, состоящий из шестнадцати источников модуляции, генерировал гармонические прогрессии, которые сопровождают интервью. Получившаяся композиция создает медитативную атмосферу.

Изучение состояний сна и возможностей говорения во сне как с самим собой, так и с другими спящими, – главный интерес сомнамбулических экспериментаторов.Во время открытия галерея наполнится бессвязным говорением, подрагиванием смыслов, мерцанием образов и наслаиванием пограничных состояний. Эксперименты в области бессознательного дискурса, в рамках которых исследуется речь во сне, находятся на территории между психоанализом, эзотерикой, теологией и народной медициной – так или иначе, все эти области сходятся в одной точке, где речевая деятельность является средством выявления реального, воображаемого и символического.Изучение возможности диалога между спящими – художники-спящие находятся в поиске альтернативной сети коммуникации, где любой может общаться без посредства каких-либо устройств, а лишь с помощью сна, используя собственную психику и биофизический аппарат как идеальные коммуникативные средства. В результате этих исследований, очевидно, должен появиться сон как контринтернет, сон как контртехническая программа – сон будущего.Рисунки, представленные на выставке, – лишь часть документации экспериментов, фрагменты лабораторного процесса – регистрируют состоявшиеся путешествия с закрытыми глазами. Работы Павла Пепперштейна словно комиксы фиксируют безобидные похождения блуждающих сомнамбул: дедушек, дядь, девочек, пажей и принцесс – кто-то кого-то отчитывает, кто-то предсказывает будущее, кто-то ждет письма, кто-то просто спит.Матвей Сегал называет свою графику «слепками сна», который состоит из человеческих фантазий, преломлений этих фантазий и образов, навеянных непрерывной повседневностью. Отпечатки на салфетках, напоминающие растекшиеся пятна туши для ресниц вперемешку со слезами, – маскоподобные образы преломляются в едином пространстве сна и застывают на бумаге, едва не успев рассеяться в памяти.Бумага как артефакт, как средство, с помощью которого можно сохранить воспоминание, ускользающий сон, является ключом в возвращению в него – два диптиха Виктора Закса – две вспышки, фотографические отпечатки, которые остаются в мозгу в первые мгновения после пробуждения.Разговор о вероятности создания альтернативной системы коммуникации иллюстрируется графикой Влади Трубачевой – схема организации связи между спящими людьми из неровной сети разрастается до гигантских объемов, образуя сферу, выявляет и познает саму себя, после чего сливается воедино с окружающим миром.Во сне говорит не Я, но бессознательное Я – Я ищет во сне Другого, также выявленного через речь или затерянного в безмолвии – найти друг друга во сне, ориентируясь на голос из небытия словно в темном лесу. Выставка воплощает идею инсталляции, в которой рассматривается речь по сне и в других пограничных состояниях, но речь предполагает не только говорение, но и действия, а работы становятся микро-пограничными пространствами как эскизы чего-то запредельного и едва существующего. Эксперименты сомнамбулизма и исследования сна – это одновременно шаг вперед и назад. Очевидная отсылка к религиозным практикам в прошлом совмещается с поиском нового средства коммуникации, нового пути, новой сети – поиском формата будущего. Единственное явное ограничение – спящий может общаться только со спящим, невозможно никакое влияние со стороны неспящего. Тот, кто спит, с одной стороны, уязвим, с другой – предельно чист и не способен прибегать к использованию различных манипуляций и воздействий. Вход для бодрствующего человека закрыт. Только погруженный в сон может быть включенным в процесс структуризации новой ситуации общения между людьми, или сомнамбулами.Коммуникация в пространстве галереи – это в некоторой степени сомнамбулическая коммуникация между Петербургом и Москвой. Здесь ЛЮДА временно претендует на роль портала, через который проходит сновиденческий канал как самый эффективный между городами. В Петербурге уже один такой портал, давний и действенный – Музей сновидений З. Фрейда, которому приносят оммаж спящие художники выставки. Сон становится не только пограничным состоянием для выстраивания нового характера коммуникации, но и астралом, связывающим художника с реальностью и ирреальностью. Рисунки как реклама входа в сновидения и как обереги, защищающие сон спящих, образуют ряд, где образы смазываются, перемешиваются друг с другом словно во сне или словно ландшафт в окне пролетающего над землей Сапсана. Граждане пространства между сном и явью, выставкой и постелью, зрителем и искусством, Москвой
Петербургом; граждане пограничных состояний и альтернативных систем бормочут что-то невнятное, плутают в образах и смыслах, вздыхают и переворачиваются с одного бока на другой – и мы оказываемся зрителями и слушателями чужого (своего?) сна наяву (во сне?).

Лизавета Матвеева

ФОТО РЕПОРТАЖ

img002_1340_c

12017661_1055426174501860_6480040567558316248_o

12027310_1055422237835587_6745257395205401359_o

12022485_1055421851168959_932491792585287467_o

11147023_1055422991168845_3096938282039972576_o

12029745_1055425451168599_6989652667227464000_o

IMG_6825

11999544_10207534981796490_2237166660092515780_o

ga2_unnamed

Advertisements